почему Джеффри Раш не мой дядя? (hazimir_fenring) wrote,
почему Джеффри Раш не мой дядя?
hazimir_fenring

Как я провёл день выборов

Суета сует, всё - суета!
Екклезиаст

Забавно суетитесь.
Роман

Пока блоггеры пытаются понять, что и кому грозит за историю с эпик-фейлом в твиттере Жалкого, обсуждают планы по посещению ледяного теремка в субботу деcятого и вешают белые ленточки на юзерпики, расскажу наконец, как я провел своё четвертое декабря. Итак, я был членом участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса от КПРФ на избирательном участке №1691 по адресу 3-й Павловский переулок дом 14, в здании библиотеки. По соседству, в детской библиотеке (у нас была взрослая), располагался избирательный участок №1690. Уведомление о том, что я буду членом комиссии с правом совещательного голоса на этом участке, я подал заранее, еще в среду, поэтому в воскресенье я явился туда к 7:30 утра, чтобы, так сказать, приступить к реализации полномочий.

Оговорюсь сразу, о всяком странном, что может и творится на избирательных участках, я представление имел, однако, поэтому главной целью моего присутствия на выборах в таком качестве было не рассказать всему миру, какой у нас Адъ и Израиль, а приложить все усилия, чтобы конкретно на моём участке избирательный процесс проходил законно, а результаты оказались не подтасованы.

Итак, прихожу на участок, знакомлюсь с председателем УИК, замом, секретарём (все - женщины) и другими членами комиссии. Урны (одна стационарная и две переносные), в нарушение порядка, были опечатаны днём ранее, что, впрочем, не мешает мне убедиться в том, что они действительно были пустые. Начинаю осматривать территорию участка в поисках каких-нибудь более существенных нарушений регламента и первым делом натыкаюсь на большой поздравительный плакат в фойе библиотеки, на котором с надписью "Москва - ветеранам!" изображен сам Сергей Семёнович Собянин в окружении, собственно ветеранов. Я вежливо обращаю внимание секретаря УИК, что ССС тащемта является главой регионального избирательного списка партии номер шесть, а потому данный плакат вполне может расцениваться как незаконная агитация. Секретарь была склонна согласиться с моими доводами, посетовала, что это библиотечный плакат и они к нему не имеют отношения, а потому она не видит никаких препятствий, чтобы на период выборов его со стены снять. Сказано - сделано, все довольны.

Дальше я обратил внимание руководства УИК на то, что время близится к восьми, а нигде до сих пор не висит увеличенная форма протокола, а также информация о баллотирующихся кандидатах в депутаты, представляющих соответствующие партии. Если с протоколом проблем не возникло, то вот насчет информации о кандидатах и партиях председатель УИК сначала стала сопротивляться, дескать это агитация и вообще. Я ей указал, что это требование закона и предупредил, что буду вынужден составить жалобу. Она сказала, что это моё право, но пока я писал жалобу УИК где-то на задворках всё-таки достали некое подобие информации - список партий с логотипами и фамилиями лидеров федеральных и региональных списков. Разве что информация о партии Единая Россия была представлена только федеральной частью списка (т.е. фамилией Дмитрия Анатольевича Жалкого). Это, конечно, нарушение (в том числе об объеме "информации" о кандидатах (где, блин, биографические справки, фотографии, информация о доходах и прочих ништяках, как это обычно бывает?), но я посчитал, что человек который приходит на выборы, в большинстве случаев всё же имеет представление, за кого он хочет голосовать.

Про период голосования рассказывать особенно нечего, разве что часам к девяти на участок подтянулись наблюдательница от Единой России - довольно привлекательная девушка Света, а также член УИК с правом решающего голоса от партии Справедливая Россия - долговязый субъект Сергей. Естественно, пока было делать нечего успел пообщаться с ними обоими и порасспрашивать о мотивации и целях их нахождения на участке. Света сразу сказала, что её наблюдать отправили по разнарядке, следить она вроде следит, только за чем именно - не знает, ей вроде бы нужно в конце получить копию протокола, но зачем оно ей надо, она толком ответить не смогла. Рассказала, что была на том памятном съезде Единой России, где всем делегатам дали козырные бюллетени для голосования с одной единственной фамилией. Первым делом с утра она задремала и я не могу её винить, хе-хе. Представитель Справедливой России оказался субъектом поинтереснее - он, как и я, определенно не питал каких-то глубоких чувств к платформе той партии, которую представлял, а вроде бы как пришел проконтролировать, чтобы Известно Какая Партия не устраивала фальсификаций. В то же время, он признался, что делает это постольку поскольку, т.е. готов отстаивать правду ровно в тех пределах, в каких это не нарушает каких-то рамок комфорта. Кроме того, он сообщил, что ему в штабе СР вроде как сказали не особо суетиться и обострять в случае возникновения конфликтных ситуаций. В принципе, с Сергеем я поладил и мы договорились, что в случае чего, будем подменять друг в друга в процессе контроля за недопущением возможных вбросов бюллетеней.

Сразу признаюсь, что избирателей по головам я не считал, однако, могу отметить, что явка действительно была высокой - с самого утра был большой поток избирателей и, что важно, это были преимущественно люди пожилого возраста, которые действительно приписаны к этому участку. Никаких махинаций с открепительными удостоверениями у нас не было, за весь день по открепительным у нас проголосовало человек семнадцать (включая меня). На дому проголосовало 33 человека и это всё были настоящие вызовы, подтвержденные заранее письменными заявлениями - это действительно были старенькие бабушки и дедушки, которым здоровье не позволяло явиться на участок, однако, испытывавшие потребность исполнить свой гражданский долг. Было несколько избирателей, не внесенных в списки, но их было трое или четверо. Часам к шести вечера (или чуть позже, см. твиттер-трансляцию того вечера) мои позиции были усилены наблюдательницей от КПРФ Викой, которую, судя по всему, попросил понаблюдать товарищ из штаба. Ей, в отличие от наблюдательницы Светы было поинтереснее, как такового инструктажа для наблюдателя ей не устраивали, однако, она с интересом впитывала информацию о своих целях и задачах. Время постепенно приближалось к восьми. Я делился с коллегами информацией из твиттера о выявленных нарушениях, репортажем Ильи Азара как он изнутри раскрыл московскую карусель и новостями о нарушениях из других регионов. И все мы радовались, что на нашем участке всё проходит если не образцово-показательно с точки зрения процедуры и некоторых формальностей, то по крайней мере вполне прозрачно.

Итак, настает восемь вечера город засыпает, и в игру вступает мафия, избирательный участок закрывается. Все, что должно происходить после закрытия дверей избирательного участка, четко и пошагово записано в 79 статье закона о выборах депутатов Государственной Думы. Начиная с подсчета и погашения неиспользованных избирательных бюллетеней, продолжая обработкой списка избирателей, вскрытием урн, сортировкой, подсчетом и так далее. Однако, этого не происходит. Вместо этого, председатель УИК забирает списки избирателей и все реестры (списки бюллетеней, полученных по открепительным, реестр обращений о проведении голосования на дому и т.д. и т.п.) и направляется в другой читальный зал, разделенное с помещением для голосования фойе библиотеки (в том же читальном зале, к слову, все время находился сейф с бланками бюллетеней для голосования, полученными УИКом, что также является нарушением, т.к. он должен был находиться в помещении для голосования или помещении, непосредственно прилегающем к нему), зовёт с собой секретаря и своего зама и...запирается. Причем, когда она только понесла книги со списками избирателей, я иду за ней, а она мне - а вы куда? Я ей говорю - вообще-то я с вами. Она - нет, оставайтесь в помещении для голосования, вам нельзя находиться в этом помещении. Я, честно сказать, удивляюсь и настаиваю на том. что у меня есть право присутствия на всей территории избирательного участка и во время любого общения председателя комиссии со своими коллегами. Она мне - нет, вы сюда не зайдете, можете жаловаться в свой штаб, однако, меня это не касается!

Ооок, думаю я, звоню в штаб и излагаю ситуэйшн. В штабе мне советуют писать жалобу, к чему я и приступаю. Проходит час, руководство УИК все еще сидит запершись в читальном зале со списками и бюллетенями, время от времени туда заходят другие члены УИК, другие маются бездельем. Я начинаю обрабатывать члена комиссии от справедливороссов, дескать, ладно, хрен со мной, у меня только совещательный голос, но ты-то, Серёг, с правом решающего голоса, не могут же они еще и тебя туда не пустить. Он внимает моим доводам и производит смелую попытку попасть в читальный зал, однако, ему дверь не открывают. Более того, внезапно выясняется, что за это время на территорию этого читального зала был допущен какой-то мужик (по признанию полиционера - вроде бы знакомый директора библиотеки или что-то типа того). Я отзваниваюсь в штаб, сообщаю, что правовой нигилизм руководства УИК сковывает мои руки, в то время как члены УИК с какими-то посторонними еще хрен знает что могут сейчас делать со списками избирателей и непогашенными бюллетенями. На том конце провода советуют keep calm, вручить жалобу, как только выйдет руководство УИК и держать их в курсе событий, пообещав оказать помощь.

Итак, уже ~21 час 15 минут, рядовые члены УИК и сами начинают проявлять нетерпение, в этот момент председательница вместе с замом и секретарём наконец выходят к простым смертным. Чем они там занимались, я до сих пор без понятия, однако, свой долг я исполняю и пытаюсь вручить жалобу (в которой указываю на недопустимое нарушение процедуры, прошу скорейшим образом прекратить нарушать закон, осуществлять в присутствии посторонних некие манипуляции со списками избирателей и неиспользованными бюллетенями и провести по этому поводу срочное заседание членов УИК). Председатель и её зам внимательно читают жалобу, делают кислое лицо и пытаются отказаться ставить отметку о получении, т.е. тупо не хотят принимать - я при них начинаю звонить в штаб и спрашиваю что делать. Мне советуют вручить жалобу члену комиссии от СР, у него тоже решающий, пусть он и выносит. Пока я созваниваюсь со штабом, председательница тоже звонит куда-то, советуется и все-таки ставит на копии жалобы отметку о принятии, после чего очень-очень недовольная опять уходит и запирается в читальном зале (видимо, оттуда она созванивалась и получала инструкции). Через некоторое время она просит меня, полицейского и наблюдателей остаться в комнате с урнами для голосования, а сама созывает всех членов УИК с правом решающего голоса (в том числе Серёгу) на экстренное заседание в фойе библиотеки (странно, что не в том читальном зале, где она любит запираться). Они там долго-долго совещаются (реально долго, чуть ли не до половины одиннадцатого вечера), после чего возвращаются ко мне копию моей жалобы с резолюцией комиссии, что рассмотрев мою жалобу, комиссия не находит подтверждения изложенным в ней фактам с поименным голосованием. Надо отметить, что члену УИК от справедливороссов хватило совести воздержаться от голосования по этой резолюции.

После этого некоторые члены УИК стали проявлять беспокойство по поводу того, что уже 11, а комиссия толком не приступила к подсчету, в то время как на соседнем участке 1690 уже все подсчитали. Зам.председателя ничтоже сумняшеся заявила "ему спасибо скажите!". В этот момент на участок внезапно заявилась зондеркоманда от КПРФ - член ТИК и доверенное лицо кандидата, которые вызвали руководство УИК и стали его прессовать по факту моих жалоб. Председательница сначала не хочет к ним выходить, потом пытается их выпроводить не слушая, дескать они на участке посторонние, вызвав для этого наряд милиции, дежурящий на улице. Но коммунисты тоже не лыком шиты, доказывают свое право заявиться на участок, успевают до ухода придраться к председательнице, пообещать ей всякого и вручить собственную мотивированную жалобу. После этого работа комиссии в очередной раз парализуется, потому что председательница, по всей видимости, опять запирается проводить незапланированный консультации в связи с рейдом коммунист пати.

За это время стороны начинают терять присутствие духа - девочка из ЕР переживает, что опоздает на метро (уж полночь близится, а ничего и не начиналось), прочие нервничают и только коммунистка Вика похоже заинтересована тем, что происходит что-то действительно странное. Пока руководство комиссии проводит какие-то закрытые консультации, простые члены УИК уже нервничают, охраняющий нас молоденький лейтенант вовсю зевает, ему, кажется, даже надоедает попеременно флиртовать с наблюдательницей из ЕР и молоденькой девушкой из УИК. Время к приближается к часу, я строчу всякие ололо в твиттер и делюсь с членами комиссии улетными видео про вбросы и картонные урны для голосования.

И вот, в помещение для голосования врывается председатель УИК и просит сдвигать столы, дескать, комиссия созрела к подсчету (пол второго ночи!). Ну ок, давно пора, про полное соблюдение порядка проведения я даже боюсь заикаться, ибо. Но чтобы УИК не расслаблялся, как раз перед вскрытием стационарной урны, ехидно официальным тоном интересуюсь у председателя, уж не собирается ли она вскрывать стационарную урну. Она подтверждает, тогда я, апеллируя к п.13 статьи 79 сообщаю, что она должна начинать с оглашения количества избирателей, проголосовавших на дому (у нас на участке не было досрочного голосования), а затем вскрыть переносные ящики и пересчитать количество бюллетеней. Зам.председателя немедленно требует пруф - и о чудо, они где-то находят бумажную версию закона о выборах депутатов (моему-то айпаду окаянному они не верят, мало ли что там написано) и кажется впервые за сутки, кто-то из постоянного состава комиссии решил заглянуть, что же гласит закон. Более менее справившись с подсчетом общего количества бюллетеней, выданных для голосования на дому, комиссия вскрывает стационарную урну, членам комиссии с правом решающего голоса поручается курировать свою стопку бюллетеней, а председатель и зам.председателя УИК по одному демонстрируют бюллетени мне, наблюдателям и незадействованным членам УИК и передают их в соответствующие стопки.

Пока бюллетени раскладывали по стопкам, я начал обрабатывать девушку из УИК, которой досталась бумажная версия закона, на предмет того "а теперь почитай, что вы должны делать дальше", благодаря чему, после рассортировки бюллетеней, комиссия не без напоминания с моей стороны, проводит консилиум по недействительным и сомнительным бюллетеням. Тут тоже не обходится без цирка шапито, когда комиссия начинает совещаться по двум бюллетеням - в одном в коммунистическом квадратике проставлено некое подобие стрелочки, в другом - нарисована звезда. Про первый бюллетень я знаю наперёд, потому что там на дому голосовала 97-летняя полупарализованная бабка, которая тем не менее, находилась в здравом уме и поэтому очень хотела проголосовать, ну и что получилось нарисовать, то и нарисовала. Но председателю УИК пришло в голову, что если закон в п.8 ст.75 и говорит о проставлении избирателем "любого знака", то вот эта прото-стрелочка и звезда знаками никак не являются, ибо они "символы" (цитирую). Не спорю, звёздочка действительно символизирует, однако КАКОЕ ЭТО БЛЯДЬ ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЕ К ИЗБИРАТЕЛЬНОМУ ПРОЦЕССУ? В-общем, я там постарался высказать весьма культурно, что я с правовой точки зрения думаю об этом. Зам.председателя завела "не слушайте его, у него только совещательный голос", но семена раздора я уже посеял, поэтому было решено провести консультацию с ТИК. Звонок другу подтвердил мою версию о том, что хоть слово из трёх букв в бюллетене напиши, лишь бы в квадрате соответствующем.

Только после сортировки бюллетеней по пачкам и подсчета недействительных, комиссия внезапно приносит стопку непогашенных бюллетеней и там же на месте производит их подсчет и погашение, путем отрезания уголка. Все это поручается члену УИК от эсеров, наша наблюдательница за ним внимательно следит и в целом в результате его подсчета я не сомневаюсь. Однако с точки зрения того, когда именно эта процедура должна была проводиться...ну вы поняли. Итак, неиспользованных бюллетеней 202, всего у комиссии было в наличии 1000, следовательно, контрольная сумма недействительных и действительных бюллетеней должна составить 798 штук, если их окажется меньше - это нормально, если больше - это уже нарушение и вброс (о чем я достаточно громко рассуждаю вслух, чтобы информация была донесена до членов УИК). Члены УИК начинают считать голоса, забегая вперёд я скажу, что по процедуре они должны подсчитать, проверить контрольное число, занести данные в протокол, после чего я вправе удостовериться в правильности подсчета, потом бюллетени складываются по отдельным мешкам и опечатываются, причем я и наблюдатели вправе расписаться на этих опечатанных мешках.

Что происходит на деле? Комиссия считает бюллетени, после чего председательница, зам и секретарь проводят консилиум с калькулятором и карандашом на тему, сходятся ли суммы. Минут через десять Председатель видимо добивается какого-то устраивающего её ответа и просит одного из членов УИК принести мешки для запечатывания, готовить бюллетени к упаковке, сама же направляется к увеличенной форме протокола, чтобы карандашом внести в него новые сведения. Я опять-таки официальным тоном интересуюсь у неё о дальнейших действиях - она сообщает что бюллетени посчитаны и сейчас будут упакованы. Я, в свою очередь, требую, чтобы мне в соответствии с п.20 ст.79 было предоставлено право убедиться в правильности проведенного подсчета, а после того - принять участие в подписании опечатанных бюллетеней в соответствии с п.22 этой же статьи. Мне, конечно же, в грубой форме отказывают. Ооок, я уже злой, предупреждаю председательницу в ответственности за препятствие реализации мною моих прав и предупреждаю о том, что будет соответствующая жалоба. Она мне отвечает "жалуйтесь куда хотите, у вас нет прав" и сваливает в ту аудиторию, в которую меня не пускают, туда же уносят вроде как опечатанные мешки (ну не мешки, просто полупрозрачные пластиковые пакеты).

Полный ярости, я отзваниваюсь в штаб и сообщаю обо всех зафиксированных мною нарушениях, мне говорят что постараются помочь, а я пока что должен написать еще одну жалобу и заявление о выдаче копии итогового протокола. Время близится к трем ночи. Девочка из КПРФ и эсеровец проявляют беспокойство на тему "как мы куда-нибудь вернемся, пришлют ли за нами машину и всё такое. Я же, полный ярости, пишу жалобу на грубое попрание собственных прав, заявление о выдаче копии протокола о результатах выборов и перемещаюсь в фойе дежурить у входа в запертый читальный, чтобы вручить их сразу, как только дверь откроется (ну и, заодно, чтобы проверить, не будут ли шнырять какие-нибудь посторонние лица). Минут за пять до торжественного выхода председательницы из читального, в дверь раздаётся стук. Наш полицейский интересуется, кто там? А с той стороны, похоже какой-то депутаты. Полицейский не знает что делать, потому что все, у кого он может спросить совета заперлись и никому не открывают :) В этот момент нашей наблюдательнице от КПРФ звонит её куратор и сообщает, что он находится снаружи вместе с кандидатом в депутаты от КПРФ, причем он-то приехал просто её забрать отвезти домой, а кандидат в депутаты совершенно случайно был рядом.

В этот момент дверь читального зала отпирается и с конклава выходят кардиналы и очень суетливая председательница стремительно направляется к гардеробу. Я пытаюсь вручить ей жалобу и заявление о выдаче копии протокола, на что она заявляет, что у неё сломались компьютер и принтер, соответственно она не может правильно посчитать проценты и вообще сейчас съездит в ТИК, вернётся и всё у меня примет, без паники. Тут я окончательно охуеваю, и при ней срочно звоню в штаб, где излагаю ситуацию. Они меня просят постараться самостоятельно добраться до ТИК, раз такое дело и подать жалобу туда. В-общем, я преследую идущих на выход председательницу, зама и секретаря вместе с милиционером, мешками с бюллетенями и списками избирателей.

Вы уже догадываетесь, что происходит после этого? Открыв дверь, вся эта компашка натыкается на кандидата в депутаты вместе с помощником, который спрашивает что происходит? Председательница с компанией лихо проскакивает мимо него, а я в свою очередь начинаю громко кричать остановите её, она уносит бюллетени и списки избирателей в неизвестном направлении, не составив итоговый протокол и вообще ахтунг, тут куча нарушений! Кандидат в депутаты Родин Владимир Романович не растерялся - выезд для машины Председателя УИК в это время был заброкирован подъехавшим такси для члена УИК от СР, у которого не выдержали нервы и он собирался домой. Ну а Владимир Романович своей машиной немедленно заблокировал выезд для их обоих :) Как раз в это время я вспомнил, что у меня есть телефон с видеокамерой, поэтому см. небольшое видео (сейчас дозальется и повешу)!


Пока кандидат в депутаты пытался увещевать члена УИК от эсеров и просил помощи у сотрудников правоохранительных органов, председательница УИК хитрым образом вызвала еще одну машину, которая подъехала незамеченной и воспользовавшись нашим замешательством группа заговорщиков вместе с полицейским лейтенантом перемещаются в неё и уезжают, предположительно в ТИК. На часах половина четвертого утра. Я вместе с кандидатом от КПРФ и кандидаткой от СР решаем сначала ехать в штаб КПРФ. Пока мы едем туда, Родину отзваниваются из ТИК о том, на участок приезжала наша сбежавшая председательница, однако члены ТИК от КПРФ успели перехватить её первыми, развернули и отправили обратно на участок составлять протокол и обязательно выдать копии всем заинтересованным лицам. Поэтому мы разворачиваемся и возвращаемся на третий Павловский переулок. Стучим - спрашивают кто, отвечаем. Нас игнорируют. Кандидат в депутаты настойчив и стучит ключом в дверь в совокупности минут сорок, чем привлекает внимание полицейского патруля и мешает уснуть некоторым пожилым жильцам дома, в котором расположена библиотека. Владимир Романович разъясняет полицейским, какое нарушение тут сейчас происходит, они разводят руками, что не могут ничего поделать. Сообщают, что сами слушают сводки о результатах выборов по радио и втайне радуются проигрышу Едра. Говорят, что на прошлых выборах их заставляли голосовать по разнарядке, сейчас же их достало и они голосовали кто как. Рассказывают, что на соседнем 1690 участке (тот, который завершил подсчет к десяти вечера) с небольшим отрывом победили коммунисты. На нашем участке, согласно предварительным данным увеличенной копии протокола победила Единая Россия где-то с 39%. Как бы то ни было, мы там прождали до 4.45, после чего поняв, что нам не откроют, поехали в ТИК.

В ТИКе я настрочил обстоятельную жалобу на четырех листах, официально её зарегистрировал, передал копию о том что она получена ТИКом кандидату в депутаты Родину вместе с копиями жалоб, поданных в УИК и посчитав свой гражданский долг исполненным, отправился домой. На часах было 5:35. Я устал и хотел спать. Но шел с высоко поднятой головой.

Эпилог: результаты по участку, опубликованные на сайте ЦИК, полностью совпали с предварительными. Судя по отчетам, массово публикуемым в интернете, технология "сломавшийся принтер-сбежавший председатель" практиковалась весьма широко, после чего даже получившие копии протоколов внезапно узнавали, что в итоговых результатах фигурируют совсем другие цифры. Тешу себя мыслью, что не будь всей этой бучи, итоговые результаты работы этой комиссии могли ой как отличаться от предварительных. Про глобальные выводы от происходящего я напишу позднее.
Tags: лытдыбр, мысли вслух, политика, убить всех людей
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →